Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии (Пермь)


Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии (г. Пермь)

На грани

В федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии выслушали родственников погибших пациентов

Дедушка погибшей после операции Ани Фаткуллиной обратился с Открытым письмом к Сергею Суханову

По факту гибели 5-летней девочки после операции возбуждено уголовное дело

Пермь, 6 марта - АиФ-Прикамье. В № 34 от 22 августа 2012 г. в статье «Промедление смерти подобно» мы рассказывали о смерти 3-месячной Есении Петровой из Кудымкара, которую не довезли до Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии в Перми, где была назначена операция. Краевое Министерство здравоохранения дало на наш запрос о сложившейся ситуации весьма формальный ответ. Сам федеральный центр на нашу публикацию вообще никак не отреагировал. И вот на пороге редакции снова мама, одетая с ног до головы в чёрное.

А дочки больше нет

- Это Анечка выступает на сцене за неделю до операции, - показывает фотографию дочери Людмила Фаткуллина. - А это - 2 месяца спустя. Я сижу над ней в морге. 

Диагноз дочери был давно известен - врождённый порок сердца, имеющий свои сложности. Девочка наблюдалась у местного кардиолога (семья проживала в Екатеринбурге), принимала лечение и чувствовала себя неплохо. Даже занималась танцами. Но врачи твердили родителям, что операцию по восстановлению сердечной функции необходимо сделать задолго до поступления в школу, поскольку именно там ребёнка ожидает увеличение нагрузок. И Фаткуллины решили обратиться в Пермь, тем более что это родной город Людмилы. 13 ноября прошлого года 5-летняя Аня была прооперирована, как значится в протоколе, хирургом Сергеем Сухановым, директором Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии. 

Пока шла операция, зав. детским отделением кардиологии Михаил Суханов подбадривал маму: «Всё будет хорошо, летом с дочерью сможете на море съездить». К сожалению, это уже не случится никогда.

 

 

На 7-е сутки после операции девочка была выписана из детского отделения кардиологом Светланой Сазоновой, которая вела ребёнка до и после операции. Но уже на вторые сутки после выписки у Ани поднялась температура до 38,5 градусов, появились рвота и слабость. Людмила на такси приехала в центр. Михаил Суханов, с которым она предварительно созванивалась, поручил осмотреть ребёнка Сазоновой. Девочке было сделано УЗИ сердца, рентген швов грудины. Поставлен диагноз ОРВИ. С ним Фаткуллины уехали в Екатеринбург, и девочка затем больше месяца колесила по местным больницам, пока в отделении детской кардиохирургии городской больницы ей не догадались сделать наконец УЗИ сердца. Выяснилось, что у ребёнка, кроме прочих обострений, сепсис, т. е. заражение крови, вызванное синегнойной палочкой, занесённой, очевидно, в организм во время операции. На митральном клапане, вживлённом в сердце, начали образовываться тромбы, которые вызвали множественные ишемические инсульты головного мозга, инфаркты селезёнки, правой почки и прочие осложнения. Срочно был собран консилиум специалистов, который пришёл к выводу, что клапан как источник интоксикации следовало бы в срочном порядке заменить, но повторную операцию в этом состоянии ребёнок не переживёт. 

4 января от послеоперационных осложнений Аня Фаткуллина умерла. 

- Я считаю, что в действиях кардиолога Сазоновой присутствует состав преступления, - говорит Людмила Фаткуллина, - ведь в её обязанность входила своевременная диагностика. Как говорят специалисты, для этого надо было взять анализы посевов крови и лимфы, чтобы исключить развитие инфекционного миокардита. Если бы нас положили в отделение и пролечили антибиотиками широкого спектра действия и препаратами, разжижающими кровь, которые бы исключили инсульт мозга, инфаркт селезёнки, почек, то, возможно, таких последствий не случилось бы. Но всего этого не было сделано. А детский кардиолог Константин Казанцев, который наблюдал нас в Екатеринбурге, вообще не припомнит, чтобы оперированному ребёнку была внесена синегнойная палочка. По его словам, для екатеринбургских кардиохирургов это нонсенс. 

Папа умер от инфекции

Сообщения о людях, умерших от послеоперационных осложнений, есть и в письмах, приходящих в редакцию. Одно из них, от Ольги Шипиловских, жительницы п. Шадейка Кунгурского района, опубликовано в статье «Как миллиарды до больных не доходят» в № 51 за 2012 г. в федеральной части «АиФ». В социальной сети «ВКонтакте» даже создана страничка «Группа пострадавших от деятельности Суханова». На ней Марина Ширинкина рассказывает о смерти своего 46-летнего папы. Письмо датировано июлем 2012 г. 

Но мы приводим выдержки из него, потому что отцу Марины тоже была занесена во время операции синегнойная палочка. Его прооперировали 5 апреля в Пермском Институте сердца. Провёл операцию сам Сергей Суханов, который в то время ещё руководил этим лечебным учреждением. «Инфекцию обнаружили не сразу и сначала пытались оправдаться, что, наверное, она уже была в крови. После же выявили, что она внутрибольничная, и очень сложно лечится», - пишет Марина. Через 2 недели после операции больному сделали повторный разрез грудной клетки и выкачали из её полости пол-литра гноя. Потом было улучшение состояния, выписка домой, лечение в МСЧ № 133 и снова возвращение в Институт сердца, где он и умер. 

После того что случилось, медики пытались ещё скрыть от родных историю болезни пациента и документы, полученные из морга. 

Проверка показала

По заявлению Людмилы Фаткуллиной, написанному ещё при жизни ребёнка, Управление Роспотребнадзора по Пермскому краю провело проверку для установления причины инфицирования Ани во время операции. Вот только некоторые выписки из протокола об административном правонарушении, установленном в отношении Пермского федерального центра сердечно-сосудистой хирургии:

 

За халатность к суду не привлекали

- Пациентка Фаткуллина Анна находилась в нашем центре с 12 по 20 ноября 2012 г. 13 ноября ей была сделана плановая операция. Пациентка выписана 20 ноября в полном здоровье и с нормальной температурой тела для продолжения лечения по месту жительства. К сожалению, девочка скончалась 4 января 2013 г.
По случаю смерти Фаткуллиной Анны в нашем учреждении проведён внутренний контроль качества, по результатам которого дефектов оказания медпомощи не выявлено. Диагноз установлен своевременно, операция выполнена лучшими специалистами учреждения технически правильно, необходимые медицинские мероприятия проведены в полном объёме. Ребёнок выписан из стационара без признаков хирургической инфекции.
По жалобе матери ребёнка Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия населения по Пермскому краю с 24 декабря 2012 г. по 25 января 2013 г.
в Федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии проведена внеплановая проверка. По результатам эпидемиологического расследования, проведённого в ходе проверки, факт инфицирования Фаткуллиной Анны в нашем учреждении не подтверждён. Вместе с тем выявлены отдельные нарушения требований санитарного законодательства. Причинно-следственной связи между данными нарушениями и смертью ребёнка не установлено. В настоящее время замечания, выявленные в ходе проверки, устранены.
Считаем, что заявление о халатности медицинских работников центра, приводящей к гибели пациентов, некорректно. На сегодняшний день в отношении врачей центра по ст. 293 УК РФ (халатность) не вынесено ни одного приговора суда, не возбуждено ни одного уголовного дела.
По итогам 2012 г. показатель инфекционных осложнений, связанных с оказанием медицинской помощи в центре, не превышает среднестатистический по Российской Федерации.
Сергей СУХАНОВ, гл. врач Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии, профессор.

 

  •  Не обеспечен качественный и своевременный учёт ИСМП (инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи). И дальше перечислены диагнозы конкретных больных, не включённые в экстренные сообщения. Такие сообщения посылают лечебные учреждения в вышестоящие органы о распространении инфекционных заболеваний. Так, например, больной Г. поставлен диагноз ассоциированная пневмония, который включён в экстренное сообщение, но при изучении амбулаторной карты видно, что у больной кроме этого имеется острый инфекционный эндокардит. Кроме этого, сообщения об ИСМП подавались с опозданием на несколько суток, хотя по действующим правилам они должны были отправляться в срок до 12 часов с момента выявления заболевания. 
  • Нарушено требование к организации производственного контроля. Он проводится с привлечением микробиологической лаборатории Института сердца, не имеющей необходимой аккредитации.
  • Не обеспечено проведение качественной текущей дезинфекции в помещении чистой зоны центрального стерилизационного отделения. В частности, на тележке для стерилизатора в чистой зоне выделена культура Escherichia vulnerisc (кишечная палочка).
  • Не обеспечен контроль соблюдения требований по гигиене обработки рук медицинского персонала. Так, в предоперационной № 2 врач-анестезиолог осуществляла набор лекарственного препарата в шприц без перчаток. В предоперационной, перевязочной, палате реанимации медицинские сёстры и врач-реаниматолог работали с ювелирными украшениями на руках. Какая при этом может быть стерильность?
  • Центр не в полном объёме обеспечивал мероприятия по предупреждению инфекционных осложнений после хирургических вмешательств. Так, больной Ане Фаткуллиной, инфицированной Ps. aeruginosa (синегнойная палочка), был назначен антибиотик цефтрикасон, не оказывающий влияние на гибель Ps. aeruginosa. И это тоже нарушение правил СанПиНа.

И из всего этого следует страшное заключение: «Вышеуказанные нарушения способствовали причинению вреда жизни и здоровью больной Фаткуллиной А. при пребывании в ФБУ ФЦССХ Минздрава России (г. Пермь)». 

Наверное, на фоне большого числа положительных исходов операций, сделанных в Федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии Перми и Пермском Институте сердца, число приведённых примеров кому-то может показаться мизерным. Ведь какой-то процент больных умирает даже у самых опытных врачей. Но цена недоработок, допускаемых врачами, - человеческие жизни. Эти пациенты могли бы жить, если бы медицинские работники внимательнее отнеслись к ним, более добросовестно выполняли инструкции, прислушивались к просьбам пациентов и близких им людей. И главное, не пытались бы скрывать свои ошибки... 

Проверяли специалисты

- В процессе проведения внеплановой проверки в отношении Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии привлекались специалисты Федерального центра гигиены и эпидемиологии в Пермском крае (лабораторное обеспечение проверки), Федерального Института генетики микроорганизмов Уральского отделения РАН (молекулярно-генетические исследования внешней среды) и Пермской горбольницы № 7 (лабораторное обследование сотрудников). Осуществлялись консультации с ведущими учёными кафедры эпидемиологии Пермской медакадемии, Минздрава России и Пермского края, главными бактериологами Перми и Пермского края, госпитальными эпидемиологами - членами Коордиционно-методологического совета по профилактике внутрибольничных инфекций на территории Пермского края. 

В ходе проверки были выявлены 12 нарушений санитарно-противоэпидемического режима. Определены сроки устранения выявленных нарушений - до 1 апреля 2013 г. Часть нарушений были устранены в ходе проверки. 

По данному факту в отношении Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии проводилась выездная проверка с участием специалистов Минздрава РФ. 

Виктор Хорошавин, заместитель руководителя Управления федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Пермскому краю.

Есть мнение

Бизнес на человеческих жизнях

В Федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии практикуется китайский метод - количество без качества. Больных отправляют на стол - кого надо и не надо. Из-за этого центра мы потеряли отца, мужа, деда! В центре большая смертность, но об этом умалчивают. Сказали, что наш случай - первый, а в морге мы узнали, что далеко не первый! На операции выделяется от 150 до 400 тыс. руб. Врачи ездят по районам, «вербуют» (иначе не скажешь) себе больных! Бизнес на человеческих жизнях! 

В больницах хамство, до прооперированных никому нет дела! Папе, когда он приехал к ним на обследование (он не собирался делать операцию, как его запугали - не знаем), предложили операцию прямо в кабинета врача, 

т. е. без обследования. Это он сказал нам по телефону. У него был высокий сахар в крови, но это никого не смутило. Как сказали папе: «Мы его собьём!» После операции у него постоянно поднималась температура до 40 градусов, и никто из врачей не соизволил что-либо сделать! Потом его состояние ухудшилось и он умер в больнице!

Папу мы потеряли мгновенно, ему было всего 68 лет, он никогда и ничем не болел. Как он хотел жить! Но его, по сути, убили. Мы собрали кое-какой материал по этому делу, хотим добиться справедливости. 

Виктор Прохин, 8 сентября 2012 г., open-letter.ru (напечатано в сокращении)

Комментарий

Татьяна МЕЛЬНИКОВА, замминистра пермского Минздрава:

- В соответствии с пп. 8,11 ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», осуществление контроля качества организации оказания гражданам высокотехнологичной медицинской помощи в медицинских организациях федерального подчинения относится к полномочиям федеральных органов власти в сфере охраны здоровья граждан и не относится к полномочиям Министерства здравоохранения Пермского края.

Кстати

В протоколе Роспотребнадзора в графах, где должен был расписаться Сергей Суханов как законный представитель юрлица, написано: «На составление протокола не явился». Был занят? Впрочем, как мы видим из сообщений прессы, Сергей Германович находит время для участия в политических мероприятиях. 

 

Материалы по теме

Источник: http://www.perm.aif.ru/society/details/123123


Разместил: RzRko 14.05.2015, 11:55