Астигматизм, симптомы и лечение астигматизма


Для улучшения зрения мало одной морковки! Как улучшить зрение

В офтальмологии появился уникальный метод, который возвращает зрение даже в безнадежных

Рука так и тянется написать, что это новый метод. Но нельзя. Потому что на самом деле метод-то старый – иглорефлексотерапия. До сих пор эту лечебную методику никто не использовал для восстановления зрения.

Радикулит? Да, пожалуйста – рефлексотерапевты вылечат. Нужно снять боли? Снимут. А для лечения остеохондроза вообще больше никаких вариантов нет, кроме иглорефлексотерапии. Один знакомый врач уверял меня, что он сможет даже больной зуб у меня вытащить иголками, но придется подождать, пока он сам будет вылезать из десны. И я ему поверила, что он это сделает.

Со зрением рефлексотерапевты никогда не работали, потому что считалось, что это невозможно. Но появился доктор, который то ли по велению судьбы, то ли воле случая, взял да и попробовал. И получилось…

Доктор Мд. Анварул Азим вообще-то родился в Бангладеш, но однажды приехал в Россию учиться медицине, да так здесь и остался.

Т.Р.: - Азим, я не буду у вас выспрашивать «технические подробности» вашего метода, боюсь, непосвященному человеку это будет и непонятно, и скучно читать. Но хотя бы в общих чертах вы можете обрисовать суть лечения?

А.А.: - Я применяю уже известные методы лечения – акупунктуру, биорезонансную терапию и другие энергоинформационные методы. С одной стороны, как будто ничего нового в этом нет, но если эти старые, отработанные методы применять по-новому, то получается очень интересный эффект.

Т.Р.: - До сих пор никто не брался лечить или корректировать зрение рефлексотерапией. Почему вы за это взялись?

А.А.: - Я думаю, это была просто инертность мышления. Когда-то определился круг заболеваний, которые рефлексотерапевты лечили – артриты, головная боль, остеохондрозы и так далее. И на этом успокоились. Это неправильно. Нужно пробовать все, искать новые пути. Я, например, считаю, что иглорефлексотерапией можно вылечить любую болезнь.

Т.Р.: - Очень любопытно. Вы считаете, что и атрофию глазного нерва можно вылечить? До сих пор эта болезнь считается неизлечимой. По свидетельству офтальмологов, в настоящий момент развития медицины восстановить погибший нерв невозможно.

А.А.: - А я уже восстанавливал. Были у меня пациенты с атрофией глазного нерва. И результаты после лечения получились очень неплохие.

Т.Р.: - Азим, есть какие-то «перспективы роста», как часто выражаются сейчас, необходимость совершенствовать метод?

А.А.: - У меня была пациентка с гидроцефалией. После лечения этой очень тяжелой болезни она потеряла зрение. Осталось всего 3-4 процента. Когда она ко мне пришла, чуть не плакала – жить, говорит, не могу, даже кнопки на мобильном не вижу, перед глазами одна дымка густая. До нее последствия гидроцефалии я никогда не лечил. Близорукость, дальнозоркость, астигматизм, глаукома, катаракта, косоглазие и многое другое было сколько угодно, а этого не было. Но я не мог этой девушке отказать. Ведь до меня ей уже все отказали, сказали, что это не лечится, что медицина здесь бессильна. И я взялся за нее, потому что она уже ничего не теряла. Конечно, пришлось подумать, схему лечения под нее подстраивать. Сначала зрение у нее повысилось до 7 процентов. После второго курса – уже до 20-30, а после того, как я ей назначил еще и коррекцию очками, она стала видеть на 40%. То есть, понимаете, когда встречаются редкие, сложные случаи, необычные ситуации – всегда есть необходимость совершенствовать метод лечения.

Т.Р.: - Азим, какие диагнозы в вашей медицинской практике встречаются чаще и какие из них лечатся успешнее?

А.А.: - В первую очередь это, естественно, близорукость и дальнозоркость. Нередко встречаются сосудистые и дегенеративные патологии сетчатки. Макулодистрофия часто встречается – тоже хорошо поддается лечению. Детей с косоглазием ко мне приводят. Вообще я уже со многими диагнозами работал: спазм аккомодации, астигматизм, астенопия, амблиопия, невралгия тройничного нерва, неврит зрительного нерва, инфекционное поражение зрительного нерва после герпеса, менингита, цитомегаловируса… Всего не перечислишь. Глаукомы, по-моему, пошли в рост. Или это мне так показалось?

Т.Р.: - Болезнь практически неизлечима, поэтому, думаю, такие люди чаще становятся вашими пациентами – последняя надежда на вас.

А.А.: - Очень часто официальная медицина отказывается от больных. Причем не только от безнадежных. Ко мне попадает довольно много людей, которых можно было бы вылечить – и я это вижу. Сейчас ведь много есть умных методов лечения, эффективных методик. Но офтальмологи их почему-то не используют. Не умеют? Не хотят? Такое впечатление, что многие врачи не учатся и не совершенствуются. Не понимаю я их. Понимаете, если артист плохой – это всего лишь эстетика, а если врач плохой – это уже преступление. Кстати, именно поэтому кроме рефлексотерапии мне приходится проводить и медикаментозное лечение, когда это требуется.

Компьютерный синдром

Т.Р.: - Общеизвестно, что технический прогресс облегчает нашу жизнь, но в качестве платы забирает у нас здоровье. Зрение тоже очень сильно пострадало у человечества. С помощью вашего метода можно как-то исправить положение?

A.А.: - В последнее время появился так называемый «компьютерный синдром зрения». Очень неприятная вещь, поскольку не только ухудшает самочувствие, но и создает проблемы в работе. У меня очень много пациентов с таким синдромом. Их вылечить можно.

Т.Р.: - Но их так много. Боюсь, придется весь мир лечить.

А.А.: - Не обязательно. Компьютерный синдром, это как раз тот случай, когда действует тезис «помоги себе сам». Тогда и без врачей можно обойтись. Просто заранее поддерживать зрение различными манипуляциями: делать специальные упражнения, работать с активными точками зрения на теле, делать водный массаж…

Т.Р.: - Водный массаж для зрения? Стыдно признаться, но первый раз слышу об этом.

А.А.: - Очень хорошая вещь. Обычный душ с несильной струей направить на закрытые глаза. Сначала делать упражнение «близко-далеко», а потом круговые движения. Температура воды тоже имеет значение – сначала теплой водой, а потом прохладной. Очень эффективная профилактика – как сохранить зрение.

Т.Р.: - Но это же надо как-то популяризировать, чтобы все знали и пользовались.

А.А.: - Специальное обучение методам профилактики я не провожу – у меня просто нет пока такой возможности (пациентам, которые приходят ко мне на прием, конечно же, объясняю). Но все познавательные и обучающие статьи всем доступны, пожалуйста, занимайтесь, укрепляйте свое зрение. Ну а если какие-нибудь серьезные проблемы со зрением возникнут, тогда, конечно же, сразу обращайтесь к врачу. Это очень важно – вовремя обратиться к доктору. Мы вот только что говорили про зрительный нерв, что он не восстанавливается офтальмологическими методами. Но он же не сразу умирает. И если в самом начале процесса нейронам провести реанимацию, они выживут...

В своей профессиональной судьбе доктор Азим простых путей не искал. Все получалось как-то заковыристо. Родился в будущий врач в деревушке из 50 домов в Бангладеш. Потом начался долгий круиз по странам. В одних странах учился жизни, в других искал профессию. В Украине закончил свой первый лечебный институт. В Грузии повышал квалификацию в интернатуре и клинической ординатуре. В Германии стажировался, в России практиковался. Но все это было посвящено обычному лечебному делу с участью терапевта в районной поликлинике. А потом…

Т.Р.: - Азим, как произошла эта профессиональная переориентация в рефлексотерапевта?

А.А.: - У каждого, естественно, своя мотивация. У меня это было заложено еще в детстве. Деревня в Бангладеш, в которой я родился, была маленькая, врачей в ней, конечно же, не было. И некоторые старики – знахари – лечили всю деревню. Я очень любил сидеть в их домах и наблюдать, как они прикладывали руки к больным местам, какие движения производили. Тогда я был маленьким мальчиком и, конечно же, вместе с друзьями играл в привычные мальчишеские игры, во время которых мы частенько получали ушибы. И я как наши старики прикладывал руки к ушибленным местам. Сам до сих пор не понимаю, как это получалось, но мне удавалось убирать боль.

Т.Р.: - И однажды эта способность проснулось уже во взрослом возрасте?

А.А.: - А это уже благодаря людям. Вообще, все, что потом со мной происходило – было под влиянием людей, которые стали для меня очень большими авторитетами. После моей многолетней учебы я уже начал работать участковым врачом, и каждый день ходил на работу мимо здания министерства здравоохранения. Ходил и смотрел на министерскую вывеску. А однажды взял и вошел. Увидел дверь с табличкой «Кафедра восточной медицины».

Заинтересовался и вошел в нее. Так познакомился с профессором Агачаровым Львом Георгиевичем. Он очень большое влияние на меня оказал. Потом познакомился с Ниной Николаевной Осиповой – первой русской женщиной, которая в Китае изучала рефлексотерапию. С этого и началась моя вторая жизнь.

Т.Р.: - Но почему рефлексотерапевт с узкой специализацией офтальмология?

А.А.: - А это еще один зигзаг судьбы. У матери посла Бангладеш (а в то время я работал там семейным врачом) начались проблемы со зрением, и посол попросил меня подыскать в Москве хорошего врача. К этой просьбе я отнесся ответственно, пересмотрел очень много офтальмологов – как они работают, как с пациентами обращаются. И однажды попал в глазной центр «Восток-Прозрение» к Светлане Юрьевне Анисимовой. Она разрешила мне поприсутствовать на ее операции. Я смотрел, как она оперирует, и вдруг увидел ее душу. Представьте – в работе проявилась сущность этого человека. Мне стало понятно, какая это необыкновенная женщина. И мне пришла мысль – я хочу работать вместе с ней! После операции я попросил ее об этом. Светлана Юрьевна сказала, а почему бы и нет?

Рефлексотерапия в офтальмологии, конечно, не применяется, но почему бы не попробовать, а вдруг получится. Я попробовал – и получилось! Конечно, мне пришлось опять учиться – теперь уже на офтальмолога, чтобы иметь профессиональные медицинские знания в этой специальности.

Т.Р.: - Как коллеги относятся к вашей работе? Это ведь, скажем так – необычный метод в офтальмологии?

А.А.: - Хорошо относятся. Правда, в основном за рубежом. Я докладывал о методе практически на всех последних научных конференциях, съездах, симпозиумах, конгрессах. Последний раз был в Германии – очень хорошо приняли мой метод лечения. Готовы его внедрять. Даже приняли меня в члены общества офтальмологов Германии. Японцы тоже заинтересовались…

Т.Р.: - А в России по-прежнему инертность мышления ставит барьеры?

А.А.: - Зная об этой особенности, я решил начинать не сверху, а снизу. Разработал программу для выездных курсов комплексного лечения, консультирования и лекций. Езжу по регионам России – и больных лечу, и врачей обучаю своему делу.

В Челябинске очень хорошо программа пошла – по 30-40 человек в день приходят лечиться. Но там с глазной помощью просто беда, как, впрочем, и во многих других городах. Столько незрячих людей в стране. А они могли бы видеть! Но их же надо лечить, а не просто так сидеть в кабинетах и выписывать глазные капли прошлого века. Людей нужно действительно лечить! Понимаете?
 

Материалы по теме

Источник: http://www.aif.ru/health/life/36543


Разместил: Jart 24.01.2015, 11:10